Антимафия — мы все про вас знаем!

«Громкое дело» развалилось без шума

Просмотры: 90     Комментарии: 0
«Громкое дело» развалилось без шума
«Громкое дело» развалилось без шума

Чиновничьи понты, неуемная жажда властной мести, неразборчивость в выборе средств делания карьеры бывшими коллегами, вычеркнули семь лет жизни бывшего руководителя департамента СМИ администрации Краснодарского края Ольги Гороховой.

После многих лет уголовного преследования дело Гороховой прекращено за отсутствием состава преступления.   И хотя о чиновниках у нас либо плохо, либо ничего, но это не тот случай.

Карающий меч правосудия оказывается порой не выкованным из крепкой стали, а… как бы надувным. Как детский резиновый шарик на утреннике. Внешне, может, и похож, но завершается его надувная жизнь лопанием, с тем или иным   уровнем шума. В случае с Ольгой Гороховой, бывшим руководителем департамента СМИ краевой администрации, «надувной карающий меч» на днях лопнул тихо.  Ни в одном провластном краевом издании не появилось сообщения о том, что дело № 15900560 и уголовное преследования по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями» прекращено, в связи с отсутствием в действиях Гороховой Ольги Егоровны состава уголовного преступления. В постановлении, подписанном следователем по особо важным делам краевого следкома В. В. Кузнецовым, сказано, что отменяется также мера пресечения в виде подписки о невыезде в отношении Гороховой О.Е, (которая была избрана еще 01.06 2016 г.). За Гороховой, в соответствии со ст.134 УПК признается право на реабилитацию. В связи с чем, ей будет разъяснен порядок возмещения вреда в связи с уголовным преследованием.

С восторгом о чиновниках пишут редко. Что объяснимо, - они дают мало поводов для радости. По умолчанию в их коррупцию народ свято верит, в порядочность – с трудом. Но все же правоохранители в своей работе никак не должны исходить из этого устоявшегося стереотипа. Объективность и непредвзятость - вот главные правила их работы. В идеале они должны применяться к любому человеку. Вне зависимости от кошелька, «нужных» связей, и регалий тех, кто в поле зрения правоохранителей попадает.

В случае с Ольгой Гороховой данные правила оказались, как сейчас стало очевидным, неприменимы. Но когда почти 7 лет не просто чиновника, а ту, на которой до 2015-го держалась вся краевая пропаганда, так необоснованно «прессуют» по статьям УК, первый вопрос, который возникает после случившегося оправдания: а чей это был заказ? Кто-то «обеспокоенный» донес же следственному комитету о несуществующих в реальности «злодействах». Кому был необходим весь этот жёсткий правоохранительный цирк? Разбираемся.

 В 2015-м в южном Краснодарском крае случилась смена политических элит. Ушедшего рулить российским Минсельхозом Александра Ткачева, сменил Вениамин Кондратьев. Все «ткачевские» руководители были отправлены в отставку еще до выборов, - в период, когда Кондратьев был и.о. главы региона. Тех, кто в табели о рангах располагался на высших ступеньках – просто уволили. Всего-лишь слегка поплевав им вслед статьями в краевых СМИ и «яркими» заметками новых «уполномоченных» блогеров.

Вениамин Конратьев

Горохова же занимала ступеньку пониже. И на ком же еще было «супер-команде» младочиновников не поупражняться в изобличении уходящей чиновничьей «натуры»?          

Читайте ещё:Решала Буданцев пытается помешать вольнице Шакро

В августе 2015-го все краевые издания, приветствующие за выделяемые бюджетом деньги взошедшую зарю новой кубанской власти, подробно освещали разоблачительную «сенсацию».

«Руководитель департамента СМИ Краснодарского края арестована на два месяца», - это был самый популярный заголовок статей и телесюжетов того времени. И отчего-то подробности «тайн следствия» протекли бурным потоком в СМИ совершенно свободно. 

«Первомайский суд Краснодара избрал в отношении Ольги Гороховой, ранее занимавшей должность руководителя департамента печати краевой администрации, меру пресечения в виде ареста на срок два месяца. Защита госпожи Гороховой просила заключить ее под домашний арест, однако суд согласился с мнением следствия и оставил задержанную накануне экс-чиновницу под стражей. Уголовное дело по ст. 159 ч. 4 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) расследуется Следственным управлением СКР. По версии следствия, Ольга Горохова реализовала мошенническую схему при заключении госконтрактов на публикацию информационных материалов о деятельности администрации. В 2014 г. возглавляемый Ольгой Гороховой департамент заключил контракт с ООО «Газетное издательство «Периодика Кубани», согласно которому издательство должно было выпустить информационные материалы о деятельности органов исполнительной власти тиражом не менее 130 тыс. экземпляров в газете «Краевая реклама», которая распространяется вместе с районными газетами. Как полагает следствие, для отчета по выполнению госконтракта был изготовлен подложный тираж объемом 200 экземпляров черно-белых газет с информацией о деятельности органов власти. При этом реально вышедший в свет и распространённый номер газеты «Краевая реклама», контрольные экземпляры которого хранятся в подшивках, содержал коммерческую рекламу. По версии следствия, Ольга Горохова, зная о том, что фактически условия контракта не выполнены, подписала акты выполненных работ, на основании чего на счет издательства были перечислены 4,5 млн. рублей, которыми участники преступной группы распорядились по своему усмотрению, причинив ущерб краевому бюджету на указанную сумму. В настоящее время следствием устанавливается круг иных лиц, причастных к совершению данного преступления».

Вскоре произошло еще одно нагнетание. «В середине октября 2015 года Ольга Горохова стала фигурантом второго уголовного дела о нецелевом расходовании бюджетных средств. Был выявлен факт нецелевого расходования бюджетных средств. В этой связи возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 285.1 УК РФ.

По версии следствия, в 2013–2014 гг. в целях реализации государственной программы между департаментом и радиокомпанией заключались контракты о распространении на радио информационных материалов и социальных программ о деятельности администрации и органов исполнительной власти. Горохова допустила расходование бюджетных средств, выделенных краевым бюджетом на данные мероприятия, подписав акты выполненных работ в полном объеме. Вместе с тем часть оказанных услуг не относилась к предмету контрактов и не соответствовала требованиям, предусмотренным в технических заданиях к ним. Общая сумма расходованных не по целевому назначению бюджетных средств составила более 31 миллиона рублей. Уголовные дела были объединены в одно производство».

Читая столь «мощные» обвинения, казалось, что совсем немного времени оставалось до выката на лобное место дыбы, и сурового наказания экс-чиновника в назидание другим и увеселения публики. Тем более, что вся сочившаяся в краевые газеты и телевидение информация была «четкой» и однозначной.  Никаких вводных слов типа: «по версии следствия… вероятно… предположительно… возможно». Краевые СМИ по сути, задолго до окончания следствия уже оглашали приговор: виновна!!! 

Но это, казалось бы, простое и очевидное дело, отчего-то забуксовало.  Уже через несколько недель после ареста Горохову из краснодарского следственного зиндана №1 перевели под домашний арест.  Затем и вовсе перевели под подписку о невыезде. Хотя на уровне административного пропагандистского накала эти «послабления» никак не сказались. Осведомленные кубанские журналисты продолжали требовать скорейшей дыбы.

«Домашний арест с экс-главы департамента СМИ Кубани Ольги Гороховой снят, она находится под подпиской о невыезде. Судя по всему, следствие входит в завершающую стадию, а потому отпала необходимость в ограничении передвижения подозреваемой… Большая часть свидетелей по этому делу активно сотрудничает со следствием», - выразили надежду на неизбежную суровую кару те кубанские СМИ, что весьма калорийно питаются деньгами краевого бюджета.

Единственное, что было непонятно: отчего у следствия не возникало вопросов по той самой «части свидетелей». Тем более, среди данной группы, с энтузиазмом и большим душевным подъемом сотрудничающей со следствием, находились персонажи, которые вроде должны были бы представлять для сотрудников кубанского СК куда больший интерес по данной «злободневной теме».

Ведь все бумаги, касающиеся любой печати в типографии «Периодики Кубани» подписывал ее директор, сам бывший чиновник крайадминистрации Павел Беличенко. Его вызывали пару раз на допрос и… отпустили. Подавляющее число документов, выходящих из стен краевой администрации, касающихся СМИ, подписывали заместители Гороховой, и, в первую очередь, Владимир Пригода (на долю Гороховой, в то время приходилось буквально 3-4 процента от всех бумаг, выходящих из стен департамента). Объяснение тут простое: в то время Сочи готовился принимать Олимпиаду и все ткачевские вицики и руководители департаментов, в том числе и Горохова, с мест стройки олимпийских объектов практически не вылезали. Но и к главному «подписанту» документов департамента СМИ В. Пригоде вопросов у следствия, почему-то, не оказалось.

Читайте ещё:Скончался певец Борис Моисеев

Для людей, хоть немного знакомых со спецификой административной работы или особенностями типографских технологий казалось, что сварганенное, явно заказное дело, должно развалиться еще на стадии ознакомления с документами.    

 Например, жесткое обвинение в снабжении краевых СМИ бюджетными деньгами, на уголовку, точно не тянуло. Для возбуждения народного возмущения это, конечно, увлекательный факт, но для правоохранителей… нулевой.    

Ведь распорядок финансового взаимодействия власти и СМИ по всем российским регионам, в принципе, одинаков. Региональные или муниципальные администрации заключают с редакциями договора об информационном освещении своей мудрой работы. Спорить о пользе такой процедуры можно долго, но без этих бюджетных траншей не выжила бы ни одна районка, и не одно региональное СМИ. На Кубани краевая администрация так сотрудничает с газетами «Кубанские новости», «Вольная Кубань», «Кубань сегодня», с телеканалами и радиостанциями.    И в чем криминал? С учетом того, что невзрачный нынешний руководитель края Кондратьев на свой пиар отстегивает уже бюджетный миллиард!, говорить о 31 миллионе для радийщиков вроде как даже неудобно. Этих денег радийному коллективу вряд ли даже на зарплату в полном объеме хватило. И тем не менее, кубанские профессионалы следкома отчего-то не свернули с кем-то назначенного для них пути.

Вопросов по другому обвинению - печати 200 экземпляров «левого» тиража еще больше. Да, можно предположить, что следователей СК не обучают тонкостям типографского дела. Но, отчего было не поинтересоваться у тех же типографских рабочих, что потеют у печатных станков «Периодики Кубани»: «левый тираж» в 200 экз., который вменялся Гороховой, это вообще хоть как-то может соответствовать правде? 

Особенности печати газет таковы: вначале изготавливаются печатные формы. На металлических пластинах вытравливается «негатив» будущей газеты. И эти дорогие пластины – основная часть стоимости печати при тираже печати, скажем в 5-10 тысяч экземпляров. Стоимость бумаги – несущественная часть общей цены. Далее. После установки пластин в печатный станок, идет «подгонка» - немалое количество бумаги с рулона уходит на раскатку краски, на подбор плотности печати. В «отвал» идет куда больше 200 экз.  И вся эта суета ради 200 криминальных экземпляров? Печать этих 200 экз. при этом занимает секунд 20. И этот «факт» доброжелатели из кондратьевской администрации пытались подсунуть следствию? Не смешите. Ну хотя бы обозначили тираж в 10 тысяч.  Еще можно было бы принять за подобие правды.

И в целом этот вменяемый «криминал» (а речь о «замененной вкладке» во все без исключения районные газеты Краснодарского края), тоже выглядит странно. Любой редактор районки, получив, вариант газеты, где вместо бравых отчетов о достижениях власти, какая-то коммерческая реклама, тут же стал бы трезвонить в департамент СМИ и интересоваться куда делась обнадеживающе-призывные тексты о невероятных народных надеждах, связанных с краевой властью? 

Такое ощущение, что «авторы-заказчики» этой левой уголовки, подбросив следственному комитету «громкое дело», были не совсем в ладах ни с логикой, ни с типографской матчастью.

Кто мог быть «автором» идеи уголовного дела по Гороховой? Явно не сотрудники следственного комитета. Чиновничья «кухня» скрытна. И без слива «достоверной информации», либо данных, полученных иным подобным путем, узнать где искать довольно сложно. Так что стоит посмотреть кому было выгодно убрать Горохову, и кто после нее сел на начавший масштабно жиреть при Кондратьеве пропагандистский бюджет. Единственный кандидат подходит под эти «условия». Тогдашний заместитель Гороховой -  Владимир Пригода. Летом 2015-го он был задействован в фееричной по своему размаху, фальсификациям и поводам поржать избирательной кампании Кондратьева. Прыткий молодой чиновник из кожи вон лез, чтобы показать какой он молодец. В сентябре 2015-го после выборов Пригода, этот «луч пропагандистского света в темном царстве», был триумфально возведен в директоры департамента СМИ Краснодарского края.

Пригода и при Ткачеве в своих карьерных устремлениях шагал по головам. Интриган и жулик – эти два слова вполне достаточны для его полной характеристики. Став вождем кондратьевской пропаганды Пригода, прежде всего, организовал переток финансовых средств на счета «дружественных» фирм. В одной из которых – «ОТР» он и сам являлся соучредителем. Правда, после «напоминания» о том, что чиновникам в бизнесе участвовать законом запрещено, из учредителей конторы он вышел (и даже, как ему кажется, смог зачистить следы своего участия), но, тем не менее, бюджетные средства «друзьям» продолжали поступать исправно.

В итоге, оценив, что это за гаденыш, Пригоду погнали и из кондратьевской «команды». В прошлом году этот деятель, попытался присесть в администрацию Краснодара.  Новый мэр-уголовник Андрей Алексеенко увидел в бывшем коллеге, отличный потенциал. Но мэру, в чьей набранной им новой команде посадки начались еще прошедшей зимой и не прекращаются по сей день (да и по самому Алексеенко уголовное дело ведут сотрудники федерального СК), «намекнули», что Пригоду брать под крыло точно не стоит.

Даже на фоне жуликоватой алексеенковской команды Пригода был бы звездой.    

Вот что сегодня кажется странным в уголовном деле Гороховой. Если сотрудникам краевого следственного комитета подкинули с Красной, 35 (здание краевой администрации в Краснодаре) явно левую «доказательную базу» по Гороховой, то отчего все эти годы сохранялся интерес к этой очевидной липе? Кто-то просил не бросать работу? Или в кубанском СК работают принципиальные энтузиасты, считающие, что, если есть поручение выявить преступление, то оно будет выявлено, даже если его нет?

В итоге, после первых четырех лет напряженного следствия, в деле Гороховой осталась только статья о злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ). По ней экс-чиновнице вынесли приговор 30 июля 2019 года. И куда-то испарились претензии по 130-тысячному газетному «леваку» - докопалось-таки следствие через годы, что левака-то не было (что мешало это сделать через пару часов после доноса?)   

Но все же, СК показал, что работал как бы не зря. За злоупотребление служебными полномочиями Горохова все же была приговорена к 1 году и 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года. Но и тут «левак» не совсем прокатил. В августе 2019-го Краснодарский краевой суд отменил ей приговор.

А 24 января 2020 бывшего главу департамента СМИ Кубани Ольгу Горохову амнистировали в честь 70-летия Победы. Пресс-служба крайсуда сообщила, что ее освободили от уголовного наказания и сняли с нее судимость по представлению прокурора на основании пунктов 9 и 12 акта «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне». Амнистия позволяла кубанским правоохранителям сохранить лицо. Ну вроде как виноват человек, но поскольку амнистия – путь радуется, что не сел. Устроила ли такая формулировка саму «виновницу»? Вряд ли.

И вот теперь следственный комитет и вовсе прекращает уголовное дело по причине отсутствия состава преступления. И что это было? Семь лет таскали назначенного кем-то виновным человека по тюрьмам и домашним арестам (здоровье при этом, видимо, просто «расцвело»). Семь лет потели следователи СК, круглосуточно исследуя «бумаги», на исследование которых нужен был максимум день, получая при этом зарплату.

Каков вывод из этой трагичной истории? Он собственно такой же, как и по всем другим фактам, где главным действующим лицом является губернатор Краснодарского края Кондратьев и его чиновничья стая. Всей этой шатии, глубоко плевать на то, что они могут искалечить чью-то жизнь. Вычеркнутые семь лет из жизни Ольги Гороховой – еще одно тому подтверждение. Для достижения своих целей эти деятели не брезгуют ничем. В ход идут ложь, фабрикация «документов», доносы, звонки «нужным людям». Передавить ситуацию к своей пользе, невероятные усилия приложить, чтобы все было «, по-моему,», сделать все, чтобы челядь доже при виде начальника падала ниц, и уж точно не вздумала перечить даже очевидно дурости - вот на что в основном расходуется на Кубани чиновничий потенциал.

Что сейчас предпримет Сама Ольга Егоровна? Если ее сломали годы борьбы за свое честное имя, скорее всего махнет рукой, посчитав, что легко отделалась. Если она боец, и решиться на выведение на чистую воду тех, кто организовал против нее уголовное преследование, то думаем узнаем много нового об организации процессов уничтожения неугодных нынешней администрацией Краснодарского края. 

 

rucriminal.info

Игорь Бабин
Регион: Россия

Комментарии:

comments powered by Disqus
27 сентября 2022 г., 18:13:00 Скончался певец Борис Моисеев
27 сентября 2022 г., 13:06:00 Как ГИБДД подменили РОО «СБДД»
27 сентября 2022 г., 12:59:00 Воробьев попал на "Ультрамар"