Антимафия — мы все про вас знаем!

Рустама Тарико и без водки в Forbes не пустят

Просмотры: 194     Комментарии: 0
Рустама Тарико и без водки в Forbes не пустят
Рустама Тарико и без водки в Forbes не пустят

Второй производитель водки в мире Roust Corporation Рустама Тарико продает за $1 млрд польскую «дочку» CEDC, планирует расплатиться по долгам и провести IPO. Почему это не гарантирует Тарико возвращение в список Forbes и что может помешать сделке?

Осенью 2011 года создатель группы «Русский стандарт» Рустам Тарико, чье состояние Forbes тогда оценивал в $1,5 млрд, купил свой первый пакет акций (9,9%) польского производителя водки Сentral European Distribution Corporation (CEDC). Спустя десять лет холдинг Тарико Roust Corporation договорился о продаже 100% СEDC (полностью акции польской компании бизнесмен консолидировал в 2013-ом). О сделке сообщила сама Roust. Покупателем выступает польский производитель продуктов питания Maspex — в России эта компания известна соком «Теди». Сумма сделки составит 3,89 млрд польских злотых, что примерно равно $1 млрд. Но ее еще должны одобрить польские регулирующие органы.

Последний раз Рустам Тарико входил в список Forbes в 2015 году. В каком состоянии находится его бизнес и что может ждать бизнесмена после крупной сделки?

Алкогольный масштаб

Roust является вторым производителем водки в мире после британской Diageo. Водка Żubrówka, которую производит CEDC, входит в топ-3 самых популярных водочных брендов в мире вместе с «Хортицей» и Smirnoff.

Читайте ещё:Сотрудники Твиттера сравнивают Илона Маска с Волан-де-Мортом – они боятся упоминать его имя в корпоративном мессенджере

С 2019 года Roust не публикует отчетность. В компании Forbes сообщили, что по итогам 2020 года было реализовано более 34,2 млн 9-литровых коробов продукции, а по итогам двух кварталов 2021-го — 15 млн. Валовая выручка от продаж в 85 странах в 2020 году составила более $2,3 млрд. В компании не раскрыли объем чистых продаж — за вычетом акцизов.

В отчете американского инвестбанка Stifel, выпущенном в апреле 2020 года (копия есть у Forbes), говорилось, что по итогам трех кварталов 2019 года выручка Roust составила $1,95 млрд, а чистые продажи — $794 млн. Чистые продажи по итогам 2019 года составили $811 млн.

После продажи CEDC бизнес Roust ждет существенное сокращение — представитель компании сообщил Forbes, что на польскую «дочку» приходится 54% всей выручки. За $1 млрд Maspex получит два водочных завода, три лицензированных склада и портфель польских брендов: Absolwent, Żubrówka, Bols, Royal и Soplica.

С чем остается Тарико? Представитель Roust сказал, что после сделки группа «сохранит все свои российские бренды, включая ключевые глобальные, например, «Русский Стандарт», а также другие водочные бренды, которые являются лидерами в своих категориях, в том числе «Талку», «Парламент», «Зеленую Марку», «Журавли» и ряд других». Roust также сохранит дистрибуторский портфель брендов, среди которых Remy Cointreau, Jägermeister, E.J. Gallo и другие. «Сделка окажет позитивное влияние на российский бизнес компании. После значительного снижения долговой нагрузки, компания планирует сфокусироваться на дальнейшем росте российского бизнеса и её глобальных брендов», — сообщил представитель компании.

Долги и IPO

Сделка с Maspex поможет Рустаму Тарико существенно сократить долговую нагрузку Roust. Еще в 2016 году бизнесмен договорился о реструктуризации с держателями дефолтных бондов Roust на $650 млн. В результате алкогольный холдинг сократил долг до $385 млн, а владельцы облигаций получили 38,6% в капитале Roust. Доля Тарико сократилась до 61,4%.

В отчете Stifel говорилось, что по итогам 2019 года чистый долг Roust составлял $759 млн. Представитель компании не уточнил текущий размер долга, но сообщил, что в результате сделки по продаже CEDC долговая нагрузка группы снизится до минимального уровня, а облигации на сумму $385 млн будут погашены в полном объеме.

Одним из условий реструктуризации 2016 года было проведение IPO Roust в течении дух-трех лет. Миноритарные акционеры группы тогда получили преимущественное право продажи своих акций. Существовала еще одна договоренность — если холдинг выйдет на IPO или миноритарии единовременно продадут 90% своих акций исходя из стоимости компании в $899,4 млн, Тарико в виде вознаграждения получит 2% вновь выпущенных акций. Если стоимость компании на момент сделки будет выше, то Тарико сможет претендовать еще на 3% (он будет получать по 1% акций на каждые $250 млн прибавки к стоимости компании).

Roust уже дважды переносил IPO, последний раз — в марте 2020 года в разгар пандемии коронавируса. В апреле 2020 года «Интерфакс» со ссылкой на отчет компании «Русский стандарт-инвест» (подконтрольна Тарико и владеет частью его пакета в Roust) писал, что IPO намечено на ноябрь 2021 года. В Roust сообщили Forbes, что группа  «продолжает рассматривать возможность проведения IPO оставшегося алкогольного бизнеса в течение 2-3 лет после того, как будут реализованы все запланированные инициативы по увеличению его прибыльности, что будет сделать достаточно просто после столь значительного снижения долговой нагрузки, а также в случае благоприятных рыночных условий». 

 Весной 2020 года Stifel оценивал возможную стоимость Roust (с учетом CEDC) всего лишь в $105 млн. Правда, оценка базировалась на минимальном среди алкогольных компаний значении мультипликатора EV/EBITDA равном 8 (в качестве аналога использовалась компания Stock Spirits). У других компаний отрасли на тот момент мультипликаторы были значительно выше, например, у Diageo EV/EBITDA составлял 17,73. 

Русские проблемы

Читайте ещё:Беглый украинский олигарх Петр Дыминский живет в юрмальском отеле

Все годы, что Тарико входил в список Forbes, основным его активом, обеспечивавшим многомиллиардное состояние, был не алкогольный бизнес, а банк «Русский стандарт». В 2020 году J.P. Morgan оценивал стоимость банка (на основании капитала за вычетом нематериальных активов) всего в 24,9 млрд рублей.

При этом вокруг банка продолжаются многолетние судебные разбирательства. Еще в 2015 году Тарико договорился с держателями облигаций «Русского стандарта» на $550 млн о реструктуризации. В обмен на два выпуска с погашением в 2020 и 2024 годах инвесторы получили один — с погашением в 2022 году и купоном в 13%. Эмитентом выступила SPV-компания с Британских Виргинских островов Russian Standard Ltd. В обеспечение этого долга Тарико предоставил залог — 49% акций банка «Русский стандарт». Уже в 2017 году компания Тарико допустила дефолт по бумагам. С тех пор владельцы облигаций пытаются взыскать залог.

В 2020 году залогодержатель акций и трастовый управляющий Citibank попытался в российском суде взыскать 49% акций банка. Но потерпел неудачу в двух инстанциях — суд отказался признать Citibank кредитором, решив, что он не является стороной по договору ценных бумаг, а только держателем залога. Впрочем, тяжба далека от завершения. В октябре 2021 года Арбитражный суд Московского округа отменил решения судов первой и апелляционной инстанций и отправил иск на новое рассмотрение, говорится в картотеке арбитражных дел. Незадолго до этого решения владельцем более 30% дефолтных бондов объявила себя инвесткомпания A1, входящая в «Альфа-Групп». Тогда же собеседник РБК в A1 говорил, что долг Russian Standard Ltd с учетом накопившихся процентов составляет $850 млн.

Может ли тяжба по облигациям «Русского стандарта» повлиять на сделку между Roust и Maspex? Банку сейчас принадлежит около 28% алкогольной компании Тарико. В A1 не стали комментировать сделку по продаже алкогольного бизнеса Roust. Источник, знакомый с обстоятельствами судебного разбирательства, считает, что сделка будет оспорена в случае банкротства «Русского стандарта», например, если конкурсный управляющий в лице АСВ посчитает, что в результате сделки из банка были выведены активы или за актив было получено неравноценное встречное исполнение. «Даже без банкротства выбывание CEDC существенно повлияет на баланс «Русского стандарта». Недавняя победа держателей дефолтных облигаций в кассации и скорая реализация залога в отношении 49% акций БРС приведут к тому, что новые владельцы пакета акций потребуют пересмотра сделки или перевода денег в банк. В любом случае Тарико рискует эти деньги потерять», — говорит собеседник Forbes. В Roust не ответили на вопрос Forbes о том, может ли судебное разбирательство в России повлиять на сделку по продаже польского бизнеса.

Дмитрий Яковенко

forbes.ru

Григорий Дудник

Комментарии:

comments powered by Disqus